logocounter

 Средневековые 
 XV век 
 XVI век 
 XVIII век 
 Контрдансы 
 XIX век 
 XX век 
 Народные 
 Постановочные 

 Библиотека 


еврейские
еврейские
дебка курдит
дебка халил
дебка хафрит
манаву
онег шабат

кельтские
ирландские
ирландские
виды ирландского танца
шаги
позиции в ирландских танцах
шаги трэбл джиги
св Патрик
осада эниса

шотландские
ШОТЛАНДСКАЯ ДЖИГА
гей гордонс
скоттиш
шотландский свадебный рил
экосез
шотландский вальс на четверых
британи тустеп
милитари тустеп

бретонские
авандо де Траверс
бретонские
бурре св Патрика
БРЕТОНСКАЯ ДЖИГА
бретонское бурре
бретонский гавот
кастарват
мазурка
КРУГОВАЯ ДЖИГА
козабар
гавот де ланнелис
ронд дю ландеда
плинн

карельские
ОЛОНЕЦКАЯ КАДРИЛЬ

норвежские
НОРВЕЖСКАЯ КРУГОВАЯ

чешские
обкрочак

словацкие

белорусские
матлет
падыспань
ЛЯВОНИХА
ойра
верабей

латышские
СЫНОВЬЯ ХОЗЯИНА
свиньи
блины
латышский ручеек
игра
КРАКОВЯК

испанские
фламенко
солеа
СЕВИЛЬЯНОС

греческие
современные
древние

танцы Византии

холландерка



© ELF.ORG.RU
Любое использование материалов кроме просмотра с этого сайта запрещено без согласования с создателями.



Большой Выбор Сеток для защиты радиатора, разные цвета! Отправка в регионы
strelka11.ru
Клуб Спортивного танца. Центр Спортивного бального танца
var-veka.ru

Слово "Sole?" - это диалектизм от слова "soledad" - одиночество. Дело в том, что "d" в испанском произносится очень мягко, часто глотается, а на конце слов может не произноситься вообще. Очень занятно выглядит "d" на конце слова у мадридцев, которые произносят его наподобие английского "th", как в слове "three". Андалусскому произношению свойственна особая мягкость, они очень любят проглатывать согласные звуки и вследствие этого видоизменять слова: вместо "madre" говорить "mare", вместо "nada" - "na", вместо "para" - "pa". А уж если андалусец запел, то держись: вовсе ничего не разберёшь. Вот и превратилось слово "soledad" в певучую "sole?". Обратите внимание на то, что по-испански это слово пишется с ударением. Это отнюдь не чья-то прихоть, имеющая целью научить вас правильно читать, а самое настоящее правило испанской орфографии. Школьникам, которые не ставят ударения над нужными словами, снижают оценки за письменные работы.

Sole? - это одна из фундаментальных форм фламенко, как и siguiriya. Антонио Мачадо, великий испанский поэт, в своих стихах даже называл её: "Madre del cante popular, reina de los cantares" ("Мать народного пения, королева напевов"). Тексты солеа представляют собой небольшие изречения на тему не только одиночества, но и превратностей человеческой судьбы вообще. Будь то неразделённая любовь, утрата, страх, разлука или что-то ещё, как это бывает в любой другой форме Cante Jondo.

Уносит ветер во тьму

те слёзы, те мои слёзы,

что не нужны никому.

(Солеа)

Как большинство форм фламенко Sole? имеет второе название во множественном числе soleares. Дело в том, что солеа, как булериа, тона и прочие, подразумевает под собой как бы один куплет той композиции, где этих куплетов много. Всё это вместе и называется множественным числом: soleares, siguiriyas, tonas и т. д. Тем не менее, такую композицию можно называть одинаково как единственным, так и множественным числом. Людей, выдающихся в исполнении пения por sole?, называют soleareros. Недавно я прочитала о версии, что слово "soleares" происходит от глагола "solear", т. е. "освещать солнечным светом, выставлять на солнце". Об этом рассказывает одна из статей А. Шевченко на сайте www.flamenco.ru. Действительно, в испанском спокойно можно поставить неопределённую форму глагола в множественное число. Так, например, слово "сantar" означает "петь", а слово "сantares" - "песни, песнопения, напевы". Однако, мне лично эта версия кажется мало правдоподобной, т. к. ничем кроме этого свойства испанского глагола это логично не объяснить. Тем более, что слово soleares тоже женского рода, судя по тому, что с ним употребляется артикль женского рода: "las soleares". А неопределённая форма глагола, когда употребляется, как существительное, как cantar в смысле "песня" или "напев", всегда бывает мужского рода. То есть: el cantar, а во множественном числе - los cantares. В общем, скорее всего, такое созвучие инфинитива "solear" со словом "солеарес" - это просто совпадение, и слово это не имеет отношения к "солеа" во множественном числе, хотя взаимосвязь понятий "солнце" и "одиночество" видится такой поэтичной.

Существует мнение, что солеа является в большей степени женским жанром, чем мужским. К этому есть основания и в самой истории солеа, в характере её танца, лирического и пластичного. Хотя во фламенко и не существует слишком жёстких рамок. Было множество мужчин, которые не только исполняли солеа, но и стали королями этого направления.

Солеарес могут быть разными, как любая форма фламенко, в зависимости от исполнителей и местности, откуда она произошла. По свидетельству Хуана Талега, кантаора из знаменитого семейства de los Paula, существует от пятнадцати до двадцати форм солеа в чистом виде, а в добавление к этому ещё и около пятнадцати не совсем чистых солеа. Разницу между sole? de Cadiz и sole? de Triana нам, русским людям, понять очень сложно. Однако, в этом многообразии разновидностей интересна сама история и география солеа. Первым центром пения "por sole?" вне всяких сомнений считается Триана, старинный район Севильи. Там в своё время жила певица Андонда, которая, если и не являлась создательницей и родоначальницей этого жанра, то была первой, кто прославил его. Первое публичное представление, где фигурировала солеа, относят к 1840 году. Как образовалась эта форма канте хондо, и когда её начали исполнять, является загадкой. Однако предполагается, что она произошла от цыганских мелодий, сопровождавших танец jaleo (халео), довольно популярный в начале XIX века в провинциях Кадис и Херес. Постепенно, благодаря личному вкладу отдельных ярких исполнителей, из этого вышёл самостоятельный жанр пения. За эту версию говорит и компас солеа, свойственный многим наиболее танцевальным формам фламенко и удобный для танца. Ещё предполагается, что на развитие солеа повлияли такие родственные ей формы, как ca?a и polo. Действительно, различия между ними и солеа весьма невелики: это сразу заметно, если послушать все три эти формы и сравнить. Но такие знатоки солеа, как, например, певец и теоретик фламенко Антонио Майрена, отвергли вероятность происхождения солеа от этих мелодий. Причиной этому они объявили невозможность доказать правильность этой версии. А за версию с халеос, по их мнению, говорит также то, что в наше время нет никого, кто бы слышал халеос и никого, кто бы их исполнял. То есть халеос исчезли и, вероятно, перешли во что-то другое. По сохранившимся старинным нотам халеос исследователи установили, что они имели те же основные черты, что и солеарес. Стихотворный куплет халео, как и куплет солеа, состоял из трёх восьмисложных строк. Возможно, одной из важнейших вещей, что отличали халео от солеа, был общий характер этого жанра. О нём говорит само название халео: "jalear" означает "подбадривать возгласами и жестами танцовщиков или музыкантов". Халеос были лёгкими и быстрыми танцами для праздника. А солеа - это полная драматизма форма канте хондо, пение, предназначенное в первую очередь для пения, а уж во вторую - для танца. Однако наиболее древние разновидности солеа имеют более лёгкий и более танцевальный характер, что говорит о его возможном происхождении от некого более легкого жанра. Ещё одним подтверждением этого является тот факт, что в прошлом солеарес, которые танцевала женщина, называли gelianas (хельянас), а те, что танцевал мужчина - jaleos. Но история фламенко, как такового, не может исчерпываться XIX веком и только тем, что сделали для него цыгане. Наш выдающийся испанист, литературовед и переводчик А.Гелескул в своей статье об испанской народной поэзии пишет: "Самыми старинными, "доцыганскими" формами канте-хондо считаются канья и солеа - песни глубокого дыхания и гулкого, строгого, почти молитвенного склада". Такое утверждение, на мой взгляд, не сильно противоречит всему вышесказанному, так как даже если солеа и произошла от халео, то в свою очередь халео тоже не возник сам по себе. Архаичность всего канте хондо неоспорима и очевидна. ":Не значит, конечно, что канте хондо - цыганское пение, - говорил Лорка, - хотя цыгане живут повсюду и в Европе, и в самой Испании, песни эти поются лишь у нас на Юге. Речь идёт об исконно андалусском пении, которое существовало здесь изначально, ещё до появления цыган". Поэтому, даже если исследователи и в состоянии проследить от какой конкретно песенно-танцевальной формы произошла солеа, то невозможно судить о тех её истоках, что теряются в глубине веков в музыке востока и античного мира. Сейчас чаще всего самой древней формой фламенко называют ton?. Если считать верным это утверждение, то тайна про

исхождения солеа должна быть связана и с нею.

Но вернёмся к Триане. Солеа Трианы сама по себе имеет множество разновидностей. Считается, что из Трианы произошла так называемая sole? apol?, свободный вид пения без строгого следования компасу. Солеа апола называют также sole? grande de Triana (великой солеа Трианы). Есть очень похожий на апола вид солеа, который называется sole? petenera. Описывается также, что этот вид солеа имеет некоторые черты петенеры, отчего и получил своё название. К солеа де Триана ещё относят soleares de los alfareros (солеа гончаров). Так они называются, поскольку происходят из места, где были соответствующие мастерские. Ещё эти солеарес называют solea del Zurraque ("солеа дель Сурраке") по названию площади в Триане. Говорят, что этот вид солеа не слишком уважают цыгане, так как, якобы, для них он является чуждым. Триана стала тем важнейшим центром, что породил и повлиял на другие разновидности солеа, которые относятся к небольшим городам и селениям, расположенным близко от Севильи: Алькала де Гуадайра, Утрера и Лебриха.

В Алькала тоже были свои великие имена, с которыми навеки связана история солеа этих мест. Здесь такую роль сыграло большое цыганское семейство de los Paula (де лос Паула). Они как бы сформировали целую школу канте хондо. Как считается, певцы-кантаоры были в этом роду уже в начале XIX столетия. Но особую роль сыграл Хоакин Фернандес Франко или, как его называли, Хоакин эль де ла Паула (1875-1933), с его именем у знатоков ассоциируется само понятие школы Алькала. Люди, которые слышали пение Хоакина, говорили, что его манеру и мастерство невозможно повторить. Жил он в одной из пещер около замка в Алькала, в каких и в наше время ещё продолжают жить многие цыгане. Пещеры эти благоустроены внутри, как своего рода небольшие квартиры: стены выбелены, есть мебель и прочая утварь. Однако, до роскоши далеко. Холодные ночи и слабое здоровье привели Хоакина к смерти раньше, чем была намечена запись пластинки с его пением. Увы, она так и не состоялась. Между тем, в память об этом великом кантаоре, никогда не требовавшим платы за своё бесценное искусство, уже в девяностые годы вышло два диска, где были собраны лучшие солеарес разных лет и направлений в исполнении лучших мастеров фламенко. В семье де лос Паула были и другие выдающиеся имена. Среди них упомянутый выше Хуан Талега, племянник Хоакина, его отец Агустин Талега и многие другие. Солеа де Алькала имеет также свою разновидность, ведущую происхождение из селения Марчена, расположенного рядом с Алькала.

Знаменитые солеарес де Сернета зародились в Утрере, а назвали их так в честь их создательницы Мерсе ла Сернета (1840-1912), родившейся в Хересе, но переехавшей в последствии в Утреру. Туда её увёз влюбившийся в эту талантливую и красивую женщину местный городничий-алькальд Хоакин Альварес Асаньяс, отец двух испанских драматургов - братьев Альварес Кинтеро. Считается, что Хоакин Альварес Асаньяс был автором некоторых текстов, что пела Сернета. Взаимоотношения их длились долго, несмотря на то, что они так и не были женаты. Считается, что солеарес де Сернета, несмотря на происхождение певицы, заключают в себе опять-таки влияние Трианы. Сернета сыграла важнейшую роль в развитии школы Утреры. Из Утреры также происходили семьи los Perrate (лос Перрате) и los Pinini (лос Пинини). Из последней происходят знаменитые и поныне сёстры Бернарда и Фернанда де Утрера. Обе семьи прославили местные солеарес. Цыгане из Утреры никогда не теряют компас, это является как бы маркой местного канте. Гаспар де Утрера, кантаор из семьи лос Перрате, говорил об особенностях пения Утреры так: "В Хересе поют очень быстро. В Триане - умеренно. А в Утрере очень медленно. Очень силён в Утрере компас".

С Лебрихой связано имя кантаора T?o Juaniqu? (Тио Хуаники), который создал свою особую солеа, которую специалисты склонны характеризовать уже не как солеа Лебрихи, а как особый индивидуальный вид солеа Хуаники.

Кроме солеа близлежащих от Севильи городов и посёлков существуют свои солеарес и в других крупных центрах андалусской культуры. Особенно знамениты солеарес де Кадис, де Херес и де Кордова. Солеа Кордовы характеризуется особой величественностью, торжественностью, паузами, размеренностью. Но к какому бы городу мы не обратились, его музыку создают живущие там люди. И вследствие этого время от времени появляются особые исполнители, которые вносят в тот или иной жанр нечто новое и неповторимое. В каждой разновидности фламенко есть свои общепризнанные мастера, короли какого-то конкретного жанра. Для солеа такими королями и королевами являются уже упомянутые: Андонда, Сернета, Хоакин эль де ла Паула, и это далеко не полный список.

Однако кто же является лучшим исполнителем солеа в наше время? Сейчас неоспоримой королевой солеа является цыганка из рода Пинини - Фернанда де Утрера. В первый раз я услышала её пение на старой пластинке, которую мне дала знакомая гитаристка. Тогда мне было лет пятнадцать-шестнадцать, и я только начинала свой путь в изучении фламенко. Я на всю жизнь запомнила фразу, что была в комментариях к той пластинке: ":Fernanda de Utrera, la verdadera faraona del flamenco". К сожалению, в русском языке вроде нет женской формы слова "фараон", поэтому придётся произнести, как есть: ":Фернанда де Утрера, подлинная фараона фламенко". В том сборнике пели и другие члены семьи Фернанды: Бернарда де Утрера, Пепа де Утрера и другие. На их фоне в особенно хриплом и надрывном пении Фернанды чувствовалось что-то особо первобытное. Когда же я её в первый раз увидела на видео, то ко всему прочему обнаружила, что "фараона" ещё и мила, и весела, как всё пожилые испанки. Говорят, что Фернанда является не только последней королевой солеа, но и лучшей солеарерой за все времена. Так что Карлос Саура недаром пригласил участвовать Фернанду в его известном фильме "Фламенко". Пела она там, конечно же, солеа.

Sole? - это форма, которая особо дорога мне, так как она является не только одной из самых прекрасных и древних разновидностей канте хондо, но и особой возможностью поговорить об одиночестве, теме, которая мне представляется таинственной и притягательной. В нашей программе, безусловно, есть своя sole?, вероятно, скоро будет и вторая. История номера, что уже существует, и который мы танцуем вдвоём с Анной Беловой довольно интересна. Началась она ещё где-то между 1991 и 1992 годом, когда я ещё училась в школе в последнем классе. Я тогда нарисовала маленький рисунок, где изобразила женское лицо серебристого цвета с чёрными слезами на щеке и в чёрном платке. Таким я представила себе грим персонажа ещё несуществующего танца, где одинокая душа танцовщицы ведёт диалог со своим горем в образе этой "чёрной" женщины. Отчасти тут повлияли стихи и рисунки Лорки, хотя это моё собственное видение и фантазия. Кто эта особа в чёрном объяснить сложно: она - Солеа, её душа и дуэнде, она и тоска, и вторая сущность тоскующей, конечно, она - одиночество. Вспомните: слово "одиночество" в испанском - женского рода. Есть такое женское имя: Соледад. В "Романсе о чёрной тоске" Лорки есть образ Соледад Монтойя, а в его "Поэме о солеа" перед нами предстаёт некая "одетая шалью чёрной", для которой "мир мал, а сердце - безмерно". А ещё есть в Испании Богородица одиночества - Virgen de La Soledad, в честь неё и называют женщин именем Мария де ла Соледад, которое в просторечии и есть "Соледад". Там много различных образов этой пресвятой девы. Всякий раз неизменным остаётся одно - это прекрасная скорбящая женщина со слезами на щеках, что оплакивает смерть своего сына.

Часто она изображается с сердцем, пронзённым одним или семью кинжалами. Здесь невольно хочется вспомнить стихотворение Лорки "Перекрёсток" из "Поэмы о солеа": ...со всех сторон, куда не пойдёшь, прямо в сердце - нож". Нож - это не только символ смерти, но и душевной боли. Уже долгое время спустя с тех пор, как мною был нарисован тот странный образ, я в первый раз поехала в Испанию и увидела там Богородицу Соледад. В последствии я поняла, что не в прямую на мою фантазию повлиял и образ этой мадонны. Кстати, в поэзии Лорки она также упоминается в стихотворении о церковной процессии, когда статую богоматери несут на носилках по городу:

Процессия

Мадонна в ожерельях,

мадонна Соледад,

по морю городскому

ты в лодке проплыла:

сама - цветок тюльпана,

а свечи - вымпела.

Минуя перекаты

неистовых рулад,

от уличных излучин

и звёзд из янтаря,

мадонна всех печалей,

мадонна Соледад,

в моря ты уплываешь,

в далёкие моря.

(перевод А. Гелескула)

Надо сказать, что статуи испанских пресвятых дев - это зрелище невероятной красоты и энергетики. Конечно, образ одиночества в нашем танце - не мадонна, а лишь нечто отдалённо связанное с нею, таинственное и едва ли доброе. Где-то это ближе к уже упомянутой Соледад Монтойя:

О, Соледад, моя мука!

Что за тоска в этом пенье!

Плачешь ты соком лимона,

терпким от губ и терпенья.

<...>

Автор Амор, статья взата с сайта amorella.narod.ru


автор проекта : Настасья "Нимвен" Белая :: web/tech : elf.org.ru

elf.org.ru Rambler's Top100

Р Е К Л А М А