logocounter

 Средневековые 
 XV век 
 XVI век 
 XVIII век 
 Контрдансы 
 XIX век 
 XX век 
 Народные 
 Постановочные 

 Библиотека 


костюм
конспекты
виды средневековых танцев
Даркевич
Танцы пилигримов

кантиги
Ad mortem festinamus
Stella splendens
cuncti simus

импровизация
Эстампида



© ELF.ORG.RU
Любое использование материалов кроме просмотра с этого сайта запрещено без согласования с создателями.



СРЕДНЕВЕКОВЫЕ ТАНЦЫ

По Yvonne Kendall MEDIEVAL DANCE

On-line Reference Book for Medieval Studies, 2002

Введение:

С самых ранних дней цивилизации танец был формой общественного выражения во всем мире, служа различным культурным назначениям. Среди этих назначений были поклонение, празднование особых событий, церемонии, торжественные приемы, физическая подготовленность и военные учения. Танец был регулярной частью религиозных практик в большинстве главных религий, и был общепринят в Христианстве до XIII века. Он считался дополнением к музыкальному прославлению, вокальному или инструментальному. Общественные события и светские праздники, которые часто были связаны с религиозными торжествами, также разнообразились танцами, как и официальные церемонии, такие как королевские визиты и коронации. Но это физическое проявление радости и восхваления не было ограничено особыми поводами. Танец был также частью повседневной жизни. Существует множество сообщений о послеобеденных танцах и использовании танцев для создания здорового тела, которое Платон, среди других, считал необходимым компонентом граждан при демократии. Это связывало танцы с военными упражнениями, большинство из которых делалось на ногах и требовало не только физической выносливости, но также резвости и быстрой работы ног.

Танцы также были смыслом дискуссий писателей, философов и религиозных лидеров, которые часто использовали танцевальные образы, как часть их лексикона метафор. Образы так разнообразны, что Аристотель, Св. Августин и Боккаччо, все обращались к танцам в своих работах. Религиозные и литературные работы, включая Библию, составляют основные источники относительно танцев, некоторые метафорические, некоторые функциональные.

Любое точное понимание танца является помехой для эфемерной природы этого искусства. В отличие от визуальных искусств, которые являются совершенством, будучи созданы однажды, исполнительные искусства постоянно воссоздаются. Для танца это особенное обстоятельство, так как, в отличие от музыки, до XVIII века не существовало никакой реальной нотации, и до первой половины XV века не было никаких учебных руководств, по крайней мере, в западной культуре.

Имеется несколько способов, служащих для получения информации о танцах средневекового периода. Упоминания танцев в литературе, религиозных томах и философских трактатах составляют только один круг источников, дающих подобные указания. Другие записи, такие как личные письма и посольские послания, добавляют свой взгляд. Также могут быть найдены иконографические ссылки, не только в произведениях искусства ради искусства, но и в украшениях домашней утвари.

Позднее, теоретические и практические трактаты давали более специфическую информацию, которая теперь может быть в определенных рамках восстановлена. Хотя это исследование, близко связанное с растущим пониманием нами средневековой музыки, делает возможным исполнение, представление танцев до XV века должно оставаться преимущественно гипотетическим.

ТАНЦЫ В ЗАПАДНОЙ КУЛЬТУРЕ

В западной культуре танцевальная музыка составляет большую часть репертуара инструментальной музыки средневекового периода. Несмотря на отсутствие хореографии доступной до 1445 года, существуют примеры танцевальной музыки, относящиеся ко времени Древней Греции. Общие описания и иконографические образцы специфических танцев сохраняют некоторые идеи природы этих танцев.

А. Древние танцы

Танец, как и музыка, служил духовным и светским целям в Древнем Западном мире. Помимо этого, однако, сохранившиеся упоминания танцев являются метафорическими, философскими, практическими и иконографическими. Пример метафорической ссылки приходит от Аристотеля, который в его "Метафизике" (VII-9), сравнил движение материи с танцем. В IX книге Энеид, Вергилий так же упоминает "сверкающие планеты танцующие в их сферах". Аристофан, Эсхил, Эврипид и другие использовали танцевальные метафоры во многих случаях. Например, работы Аристофана содержат больше восьмидесяти упоминаний танцев. Эти упоминания не ограничены комедиями, как можно ожидать, но также обильны и в трагедиях.

Философские упоминания танцев имеются, например, в разделе "Законы" "Диалогов" Платона. Платон выдвигает следующий взгляд: "танцы как имитация целей музыкального рассказа для сохранения достоинства и свободы". Он также утверждал, что сочетание ритма и мелодии создавало хоровое искусство, в то время как ритм и движение создавали танец. Более прагматичным является его мнение, что физическая активность помогает балансу музыкальной активности в жизни здорового человека. Гораций, однако, использует житейский тон, описывая развлекательную ценность танцев, когда он рекомендует: "Данный момент для пития, данный момент для некоторого танцевания для хорошего сердцебиения". (Оды I.xxxvii.1)

В нескольких пьесах Аристофана появляются практические указания, включая инструкции о помещения для танцев, исполняемых под хор. Это показывает использование танцев для развлекательных целей и как части политических комментариев. Эти указания дают иконографические доказательства искусства Древней Греции. Керамика VII - VI веков (до н. э.) показывает хоровые танцы-песни, названные впоследствии дифирамбами. (Существует отличная иллюстрация в работе McKinnon'a, стр.59.) В течение этой эры ученые Александра собрали и каталогизировали приблизительно 50 типов танцев. Среди уцелевших фрагментов греческих музыкальных записей, существует немного танцевальной музыки, хотя и нет реальной хореографии помимо смутных описаний.

Б. Танцы и Христианство - раннее Средневековье

Большинство сохранившихся упоминаний танцев этого периода исходят из религиозных источников, изначально заимствованных христианами из иудейской традиции. До XIII века санкционированные церковью танцы были признанной частью христианского культа. В IV веке Св. Григорий советовал Императору Юлиану, последнему императору, принять официальную позицию в отношении христианства, сообщающая ему, что танцы прекрасны, если исполнены во славу Господа, но не когда они передразнивают распутные движения язычников.

Вопреки мнению Григория о танцах, Амброз, Епископ Милана, среди других, убеждал, что связи между физическими движениями танцев и духовными материями усиливаются. Он беспокоился, что физическая природа танцев обязательно омрачит духовный аспект поклонения, потенциально ведя к греховному поведению.

Как Древние Греки, Св. Августин использовал танец в метафорическом выражении, а также в философском. В его ранних записях он заклинает своего читателя: "прими мои слова, потому как я могу изливать их без потери. Но если я пою, в то время как ты предпочитаешь танцевать под другую мелодию, даже так я не сожалею о моих усилиях дать совет". Это отчетливо повторяет библейское выражение: "Мы играли для вас на свирели /piped/, но вы не танцевали" (Матвей 11:17). Здесь снова ясно, что Августин, возможно как следствие его африканских корней, признавал танец как нормальную часть жизни, сравнивая слова его совета для мелодии, которую можно выбрать для танца или нет.

Св. Изадору, Архиепископу Севильи в VI веке, было, фактически, предписано Консулом Толедо, создавать хореографии для определенных церковных событий. Некоторые ученые полагали, что вторжение и последующее влияние мавров, несущих в себе мощные танцевальные традиции Африки, привело к тому, что испанцы дольше сохраняли практику религиозных танцев, чем у другие европейцы. /Mozarabic/ месса веками включала танцы, даже переживая одиннадцати вековые попытки отменить такую практику.

В. XII и XIII века

Первая сохранившаяся средневековая танцевальная музыка датируется этим периодом. Хотя Одон, Епископ Парижа в XII веке, воевал против танцев, из-за чего он, как и Григорий и Амброз, видевшие их потенциальные крайности, он плыл против течения. В "Кантигах Святой Марии" XIII века, собранных испанским королем Альфонсо X (известным как "Мудрый"), танцы являются частью текста книги, также как и изумительные украшения миниатюрами. Некоторые из миниатюр показывают танец как часть религиозного сюжета этих песен; другие изображают его как часть деревенской жизни. Например, на иллюстрациях для Кантиги 120, лирической кантиги восхваления Марии, Мария, Иосиф и младенец Иисус окружены музыкантами, которые играют, в то время как остальные танцуют. Кантига 409 начинается словами: "Может Совершенная Дева, которая есть наша надежда, прославляться нами песнями и танцами". Кантига 62, однако, о порочных людях из города, танцующих, в то время как одна женщина приходит, чтобы спасти своего заложенного сына от ростовщика.

XIII век также видел начало записи инструментальной музыки и светской музыки. Кароль, популярный сначала во Франции, а затем в Англии, был танце-песней, возможно, происходящим от греческого дифирамба. Он мог танцеваться в кругу, в цепочке, или как процессия. Иллюстрации этого танца находят даже во Французской библии этого периода (Библиотека Искусства Бриджмана, номер 68722). Кароль также упомянут по названию в иконографических образцах, найденных в "Le roman de la rose" (листы 49, 50, 54, 58).

Другие французские литературные источники с упоминаниями танцев включают "Le roman de la violette" и "Remede de Fortune". Последний, прославленного поэта-композитора Гульема Машо /Guillaume de Machaut/, показывает близкую связь музыкальной, танцевальной и поэтической форм. Вдобавок, "Remede de Fortune" включает иллюстрации с танцами. Рондо, форма найденная в этой работе, которая обычно используется средневековыми поэтами и композиторами, считается родственной круговому танцу. Вероятность, что этот танец является каролем, была определена случайным использованием слова "певчий" /chanter/ (петь), найденным с каролями в форме рондо.

Три других французских танца, ductia, estampi (также называемая stantipes) и nota, также сохранились только в виде их музыки. Оба танца имеют мелодии, которые повторяются, первая из каждой мелодии имеет открытое окончание, в то время как повтор имеет немного отличающийся закрытый конец. По сравнению с дукцией, эстампи имеет больше мелодий (по крайней мере, 4) и эти мелодии длиннее и мелодически сложнее. Они представляют первые исключительно инструментальные танцы средневекового периода, которые сохранились в музыкальной нотации, все они обсуждаются в "De musica", трактате, написанном в 1300 году Grocheio. Современное исследование Christopher Page и Timothy McGee предполагает, что дукция, упомянутая только в литературных указаниях и в Grocheio, не в музыкальных названиях, может быть тоже самое, что и кароль. Детальное обсуждение этих танцев можно найти в "Medieval Instrumental Dances" McGee.

Необычная связанная с танцами практика стала известна в XIII веке. Danse macabre или totentanz найден на многочисленных гравюрах на дереве, миниатюрах и других иллюстрациях с позднего XIII века до XX. Полагают, что создание этого танца было связано с ужасным числом смертей, обусловленных чумой. Танец, обычно изображавший как скелеты (представляющие Смерть), играя на музыкальных инструментах, одновременно танцуют, был больше чем литературным или иконографическим символом. Решения церковного синода, запрещающие эти танцы на кладбищах и других святых местах, устанавливают его реальное существование.

Г. XIV век

Похожие танцы XIV века включают в себя istanpitta и saltarello, оба инструментальные танцы из Италии. Истанпитта мелодически сходна на эстампи, но формально более замысловата, в то время как сальтарелло описан в текстах и иконографии как оживленный прыгающий танец. Обнаруженные в начале XV века в Кодексе Фаэнца, эти танцы, очевидно, являются предшественниками самых ранних известных композиций, также найденных в начале XV века в Италии. Использование танцев в итальянском обществе XIV века описано в "Декамероне" Боккаччо. В конце большинства из десяти дней юные рассказчики развлекают себя после обеда музыкой и танцами. Особо упоминается карола, наиболее вероятно, родственная французскому каролю.

Важный французский источник, содержащий литературные, танцевальные, музыкальные и иконографические образцы, "Roman de Fauvel", хорошо известное сатирическое произведение, чье создание было работой многих авторов, среди них композитор Филипп де Витри /Philippe de Vitry/. Упоминания танцев находят среди миниатюр, которые украшают этот насмешливое мнение о Дворе и Церкви в средневековой Франции. В этих миниатюрах веселые фигуры, в животных масках и без них, скачут друг с другом.

Классические английские Кентерберийские истории Джефри Чосера наполнены упоминаниями местных танцев в общественном и метафорическом контекстах, начиная с пролога, где молодой человек признан социально и сексуально превосходным, так как он мог "песни исполнять: и танцы". Это метафорично повторено в "Squieres Tale", когда "крепким" детям Венеры сказали "танцевать". Другие подобные ссылки найдены в рассказах "Pardoner", "Franklin", и, как это не удивительно, "Wife of Bath". Особым интересом является утверждение, найденное в рассказе "Man of Law's", где на религиозный праздник ссылаются как на причину для танцев: "At Cristemasse myrie may ye daunce!" Это подтверждает продолжающиеся отношения танцев с религиозными праздниками.

Д. XV век

Первый танцевальный трактат в западной культуре появился в первой половине XV века. Найденные только в Италии, эти источники дают описания шагов и хореографию для ballo, bassadanza, quaternaria, saltarello, и piva. Балло можно использовать как общий термин для любого танца, но также этот термин более частное использование, касающееся хореографии с изменениями мизуры /misura/ (размер и/или темп). По темпу мизуры бывают:

1) bassadanza - самый медленный танец этого периода, может быть мизурой для балло или самостоятельного танца. Он назван "низким" [bassa] танцем из-за отсутствия в нем скачков и прыжков. Хотя он, очевидно, связан с Бургундским бассдансом /basse dance/, они имеют некоторые стилистические отличия, которые их разделяют. Среди этих отличий более гибкая композиция бассадансы, как противопоставление более ограниченному рисунку шагов возможному в бассдансе [Библиотека Искусств Бриджмана, номер 62348].

2) quaternaria - единственная танцевальная мизура XV века, которая не найдена как самостоятельный танец. Быстрее, чем бассаданса, это четырех-тактовый прогулочный шаг с топом на последний такт.

3) saltarello - в Испании называемый alta danca [высокий танец], это веселый танец, который включает удары /kicks/ и прыжки. Один из учителей танца начала XVI века, Антонио Корназано, говорит о нем как "самом забавном танце из всех". Учитывая упоминания, датированные XIV веком, сальтарелло является самым старым известным итальянским танцем [Библиотека Искусств Бриджмана, номер 49735].

4) piva - относится к танцам с пасторальными ассоциациями, также как и инструмент (маленькая волынка), который, как известно, использовали для аккомпанемента. Самый быстрый танец этого периода, часто он был украшен кружениями, поворотами и другими подвигами виртуозности.

Гуглиельмо Эбрео /Guglielmo Ebreo/, еврейский учитель танцев начала XV века, который позднее обратился в Христианство и взял имя Джованни Амброзио, написал самый ранний из известных танцевальных учебников. Озаглавленный "De practica seu arte tripudii" ["О практике или искусстве танца"], этот трактат включает описания шагов, хореографии и танцевальные мелодии для общественных танцев. Руководство Гуглиельмо также содержит раздел о теории танца, обращенный к таким темам как запоминание, манеры, а точнее, изящная небрежность названная sprezzatura. Затем автор энергично берется за защиту танца, как важной науки, придав этому форму диалога, отвечая на вопросы мифического ученика.

Хотя во Франции и Италии литургический танец больше не был распространен в начале XV века, в Испании он все еще был силой, с которой нельзя не считаться. Танец певчих /the Dance of Seises/ все еще применялся в Севилье в 1439 году, и образцы танцев на праздник Тела Господня исполнялись даже позднее. В XV веке севильский архиепископ, Джейм де Палафокс, пытался останавливать эту традицию, но после представления по приказу в Риме, Папа Евгений IV не нашел недостатков в танцах, и, на самом деле, одобрил их продолжающееся использование. В конце концов, в стороне от официальных католических церковных книг, танцы стали почти всецело светским искусством в большей части Европы.

В конце XV века Франция увидела создание своего первого танцевального учебника. Изящно украшенный манускрипт, известный как Брюссельский, принадлежащий Маргарите Австрийской, содержит несколько хореографий для бургундских бассдансов с музыкальной нотацией для большинства из них. Большая часть музыкальных записей созвучна тенору из песен и инструментальных сочинений того периода. "L'art de bien danser" [около 1488] Михеля Тулуза /Michel de Toulouze/ имеет некоторую согласованность с Брюссельским манускриптом, но, в дополнение к обычным бассдансам (регулярным бассдансам), этот печатный источник включает несколько необычных (нерегулярных) бассдансов. Оба источника содержат некоторую теоретическую информацию и инструкции по исполнению шагов и по устройству фраз (мизурам).

Регулярные Бургундские бассдансы были составлены из пяти шагов: reverence, branle, simple, double, and reprise. Каждый шаг имел специфическое место в мизуре (меру или, точнее, фразу) и число и комбинации шагов создавали мизуры разного размера. Риверенца, например, это поклон, который начинает и заканчивает каждую композицию. Бранль, шаг, который не надо путать с композициями XVI века с таким же названием, покачивающееся движение в обе стороны, которое следует за риверенцой, и заканчивает каждую мизуру. Простые шаги всегда делаются по два; один короткий шаг опускаемым телом и один длинный с поднимаемым. Они всегда предваряют двойной, и могут также следовать за ним или нет. Двойной шаг со структурой из трех движений: первый шаг с опускаемым корпусом, другие два с поднимаемым, обнаруживается в нечетном количестве (1, 3, или 5).

Количество двойных определяет размер мизуры - маленький /petite/ (1 двойной), средний /moyenne/ (3), большой /grande/ (5), в то время как присутствие или отсутствие простых после двойных определяет степень совершенства мизуры: есть простые после двойных = совершенная мизура /mesure parfaite/, отсутствуют простые = несовершенная мизура /mesure imparfaite/. Репризы делаются по три в регулярных бассдансах, но могут быть найдены и по одной в нерегулярных танцах. Примеры, приведенные ниже показывают структуру мизуры. Риверенца заключен в скобки, поскольку он имеет место только в начале композиции; внутренние мизуры его не имеют.

Petite mesure parfaite = [R] b ss d ss rrr b

Petite mesure imparfaite - [R] b ss d rrr b

Grande mesure parfaite = [R] b ss ddddd ss rrr b

Grande mesure imparfaite = [R] b ss ddddd rrr b

"La spagna", известная из французского хореографического источника как "Casulle la novelle", является единственной композицией, согласующейся в обоих источниках, французском и итальянском.

Хотя в хореографических источниках существует мало материала для реального представления о самых ранних типах исторического танца, то, что он действительно существовал, подтверждается иконографическими источниками. Эстампы, гравюры, рисунки, скульптуры и хозяйственные предметы, такие как вазы, это только некоторые из источников для графической информации о танце. Танцы редко идентифицируются, но предполагаемые движения часто наводят на мысль о вполне определенных танцах. Группы людей, держащихся за руки, в линии или в кругу, например, являются типичными признаками исполнения танца. Особенно в случае если поблизости есть музыканты, и если эти музыканты, по-видимому, участвуют в исполнении. Пары в правильных линиях, движущиеся к королевским особам также являются показателями. Одиноких танцоров или группы прыгающих или с ногами в воздухе, тогда как они имеют веселое выражение лица, можно интерпретировать как танцоров. Такая тонкость как драпировка одежды, пока имеет место предполагаемое движение, является полезной подсказкой. Все эти признаки могут давать перекрестные ссылки с письменными описаниями и с теми иконографическими источниками (например, иллюстрированные литературные работы), которые упоминают танец или изображенное движение для того, чтобы дать дополнительную информацию для изучения танцев в западной культуре.

Перевод Алины Горченко


автор проекта : Настасья "Нимвен" Белая :: web/tech : elf.org.ru

elf.org.ru Rambler's Top100

Р Е К Л А М А